top of page
  • СПБ РОО АНКА "АНЦ-АРМЕНИЯ

О посещении 21 января места боя в Ленобласти,за которое впервые армянин стал Героем Советского Союза

21 января 2023 г. состоится посещение места боя в Ленинградской области, за которое Карапет Семёнович Симонян (6.6.1918 - 12.12.1983) первым из армян получил звание Героя Советского Союза.


Почему важно участвовать от армянской общины в памятной акции 21 января?


К сожалению, почти никто в армянской общине не знает это имя, имя первого армянина, который стал Героем Советского Союза. К сожалению, не посещалось место боя в течение десятилетий, хотя это вопрос 1-2 часов. К сожалению, нет и публикаций о нём...


Живя в России, в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, надо стараться помнить всех, кто воевал за мир на этой земле. Надо помнить соотечественников и его боевых товарищей.


Однако даже в армянской версии Википедии нет портрета Карапета Симоняна, а текст - в несколько раз меньше текста в русской версии. Там нет ни одной ссылки на прежние публикации о нём и на его воспоминания.


Поэтому участие 21 января от армянской общины - это дело чести.


Просим распространить эту информацию, чтобы нашлись неравнодушные, кто поехал бы туда 21 января и сделал видео для информирования других. Возможно, нашлись бы его потомки, живущие в других городах и странах...


Внизу фотография молодого Карапета - улыбки, с которой он, 21-тилетий, шёл в бой, описанный им самим в воспоминаниях (см внизу). Пристало ли нам быть соучастниками продолжающегося (надо вещи называть своими именами) убийства его памяти? Только в Санкт-Петербурге живут более 1000 с фамилией Симонян с аккаунтами вконтакте - список. Немало живут и в Ленобласти. Но речь не только об однофамильцах или родственниках - 21-тилетний Карапет воевал не только за мирную жизнь Симонянов, но и всех нас, за каждого.


Карапет Семёнович Симонян - первый армянин Герой Советского Союза


Родился 6 июня 1918 года в Тифлисе в семье рабочего. После окончания 10 классов работал на кондитерской фабрике. С 20 лет в Красной Армии (с 1938 года). Участник советско-финской войны 1939-1940 годов. Позже он воевал на Северном Кавказе.

Биография - в Википедии.



Бой 13 декабря 1939 года в районе села Лужки Выборгского района Ленинградской области


Во время советско-финской войны один из боёв был в Выборгском районе у села Лужки. О селе Лужки - здесь.


С нашей стороны было всего три танка 1-й роты 91-го танкового батальона 20-ой тяжёлой танковой бригады. В одном был экипаж из семи человек.



При выполнении боевой задачи танкисты проявили мужество, отвагу и геройство и потому все семеро Указом от 15.01.1940 стали Героями Советского Союза:

В.Г. Груздев, Б.В. Волк и М.А. Лобасёв были убиты в том бою, и им было присвоена Звезда Героя посмертно.


Панорама поля боя у ручья Ахвеноя. Видны два подбитых Т-28 из взвода Груздева.

Источник


Карапету Симоняну была вручена «Золотая звезда» № 214. Сама медаль была учреждена пятью годами ранее Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 августа 1939 года. Кстати, мало кто знает, что автором эскиза медали «Золотая Звезда» был личный архитектор Сталина Мигран Оганесович Мержанянц (Мирон Иванович Мержанов). О нём - здесь.


Карапет Семенович на всю жизнь сохранил чувство боевого братства. В своих воспоминаниях позже он отметит: «Наш огромный танк был на фронте с первых дней войны. За предшествующий год экипаж хорошо сработался, крепко сдружился. Нас было семеро... Мы научились хорошо маневрировать, брать препятствия. Машина была во взводе головной.»


Внизу в конце два материала:

- воспоминания Карапета Симоняна

- глава "Три Т-28 на берегу Финского залива" (из книги "Танки в Зимней войне" Б.К. Иринчеева).


Акция памяти танкистов 20-й тяжёлой танковой бригады 21 января в Лужках


Армянской национально-культурной автономии Санкт-Петербурга (АНКА) стало известно от Михаила Чипенко о планирующейся акции памяти танкистов 20-й тяжёлой танковой бригады. Михаил Чипенко - поисковик с 25-летним стажем, заместитель командира поискового отряда «Космос», заместитель председателя общественной организации "Память земли нашей". Рекомендуем посмотреть видеозапись его выступления в Доме национальностей СПб 3 декабря 2022 г., опубликованной на сайте АНКА, чтобы лучше понять работу поисковиков по сохранению памяти - https://www.armspb.org/post/3-12-2022-soldat

 

21 января 2023 года Историко-просветительская общественная организация «Память Земли нашей» проводит в районе села Лужки военно-патриотическую экскурсию, посвященную событиям Советско-Финляндской войны 1939-1940 гг.


В программе экскурсии посещение нескольких исторических объектов, связанных с историей боевого пути 20-й тяжёлой танковой бригады и подвигом танкистов экипажа лейтенанта В.Г. Груздева, удостоенных звания Героев Советского Союза.

Участники экскурсии посетят воинское захоронение № 12 близ поселка Лужки, ДОТ Ink-6, капонир Ink-7, противотанковые надолбы, речку Окуневая (Ахвен-оя), противотанковый ров.



Воспоминание Карапета Симоняна


Из Сборника "Бои в Финляндии. Воспоминания участников"


стр. 97-99 - на этой веб странице


Всегда помогать товарищам!


Наш огромный танк был на фронте с первых дней войны.

За предшествующий год экипаж хорошо сработался, крепко сдружился. Нас было семеро: командир лейтенант В. Груздев, водитель Ларченко, артиллерист Луппов, пулеметчики Волк и Лобастев, техник Коваль и я — радист. Мы научились хорошо маневрировать, брать препятствия. Машина была во взводе головной.

На фронте мы сперва действовали в направлении Териоки — Райвола — Бобошино. Работы, как говорится, хватало. Могучей стальной грудью наш танк сокрушал на своем пути большие деревья, преодолевал глубокие речки, на больших скоростях брал возвышенности, перепрыгивал через рвы, преодолевал надолбы и французские сетки.

Познакомились мы с хитрой тактикой белофиннов. Часто они пропускали нас вперед, не стреляя, но как только за нами появлялась пехота, они открывали по ней огонь из пулеметов и автоматов. Не раз наш экипаж вынужден был возвращаться назад, чтобы подавить вражеские огневые точки и помочь продвижению пехоты.

В конце декабря, после нескольких дней продвижения — мы в эти дни одиннадцать раз ходили в атаку, — наш взвод получил задание произвести разведку. Прошли километров на пятнадцать вперед от пехоты и приблизились к сильно укрепленным позициям врага. Здесь местность была густо насыщена фугасами и не позволяла свободно маневрировать. Каждый метр поверхности хорошо пристрелян противником. На наше несчастье, видимость отличная — стоял ясный день при 40 градусах мороза.

И вот, как только мы вышли к берегу небольшой речки, белофинны встретили нас ураганным огнем. Мы отвечали. Вдруг машина содрогнулась: снаряд пробил броню и ранил в ногу водителя Ларченко. Управление было разбито, танк остановился. Я бросился помогать раненому, а потом снова вернулся к радио. Связи с танками нашего взвода не было. Я доложил об этом командиру.

— Ничего, мы будем держаться до последнего патрона! — сказал тов. Груздев.

Неподвижный наш танк вздыбился всей своей, громадой над речкой и представлял собой прекрасную мишень для финских орудий. Вокруг кипел огонь разрывов. В эту тревожную минуту командир оглядел каждого из нас и сказал:

— Товарищи, споем «Интернационал»!

В танке раздались слова пролетарского гимна. Воодушевленные пением, мы стреляли и видели, как одна за другой прекращают стрельбу огневые точки врага. В этом неравном бою прошло минут сорок.

Неожиданно сквозь смотровую щель я заметил вдали какие-то фигуры, ползущие по снегу. Мы подумали, что это идет на выручку наша пехота, и оказались правы. Велика была наша радость. Решили помочь наступающим и стали отворачивать гайки нижнего люка, чтобы вылезти под машину. Так мы выбрались под, танк. захватив с собой два пулемета, затворы от остальных пулеметов и пушки. Раненого Ларченко положили на землю, затем зажгли дымовые шашки и открыли пулеметный огонь.

Увы! Дымовая завеса не могла скрыть нас от врагов. Лейтенант Груздев, стрелки Волк и Лобастев были убиты. Оставшиеся в живых поползли навстречу пехоте. Я тащил раненого Ларченко.

По дороге я не нашел нашего второго танка, где командиром был тов. Загорулько. Оказывается, его экипаж придумал остроумную штуку. Машина загорелась, и, не имея возможности держаться внутри, они запустили мотор на медленный ход и направили танк в сторону своих. А сами шли перед ним, прикрываясь его корпусом от огня. Но все это я узнал позже.

Продвинувшись ползком в сторону наших, я встретил двух санитаров, которым и передал раненого Ларченко. А сам, вооружившись его наганом, побежал на выручку оставшимся. Был я, как в чаду, но твердо помнил, что боец Красной Армии не может оставить товарищей в беде! Вместе со мной были товарищи Полюткин и Карпов из второго танка, и другие танкисты этого экипажа поспешили за нами. Тут мне пригодились моя физкультурная тренировка и те кроссы, в которых я участвовал в Тбилиси. Перебегая и падая на снег при особенно сильной стрельбе, мы достигли третьего танка, где командиром был тов. Котунов. Возле машины мы нашли его и бойцов Семенникова и Смурикова — всех тяжело ранеными. Постепенно мы переправили их в тыл, где им сделали перевязки.

На следующий день наши части отбили у финнов поврежденные танки. Дальше я уже участвовал в боях в качестве командира танка.

Все люди нашего экипажа получили высокое звание Героев Советского Союза. Трое погибли, четверо живут и работают. Я решил стать квалифицированным командиром.



Фрагмент книги "Танки в Зимней войне" Б.К. Иринчеева


Источник

Эта же книга есть и здесь


Три Т-28 на берегу Финского залива


И финское, и советское командование считали запад Карельского перешейка второстепенным направлением. С финской стороны широкий фронт от Кархула (Дятлово) до берега залива обороняла тремя пехотными полками 4-я пехотная дивизия с приданными частями. С советской стороны по Приморскому шоссе наступал отряд полковника Лазаренко, состоящий из нескольких артиллерийско-пулеметных батальонов — гарнизонов ДОТ Карельского укрепленного района. Сами батальоны в силу своей специфики имели крайне немногочисленный боевой состав, и весь отряд Лазаренко был не больше стрелкового полка. Это вызывало беспокойство не только у Лазаренко, но и у представителей особого отдела НКВД, которые указывали командованию Л ВО на опасную слабость отряда КаУРа и предсказывали ему катастрофу в случае финского контрнаступления.


Помимо немногочисленности, у отряда Лазаренко была еще одна крупная проблема — полное отсутствие артиллерии и танков. В боях с малочисленными финскими заслонами это еще не так сильно давало о себе знать, но с выходом к линии Маннергейма полковник Лазаренко был вынужден приостановить наступление. Не желая посылать своих бойцов с винтовками на ДОТ, он начал бомбардировать штаб 7-й Армии радиограммами с требованием выделить ему артиллерию и танки. В результате 20-я танковая бригада выслала в распоряжение полковника Лазаренко взвод танков Т-28 под командованием лейтенанта В.Г. Груздева.


План наступления Лазаренко не отличался оригинальностью. Ни обхода финских ДОТ по льду залива, ни прорыва вдоль грунтовой дороги в центре финского укрепрайона мимо ДОТ Ink5 не предполагалось. Три танка Т-28 и поддерживающие их стрелки КаУРа должны были ударить в лоб по двум финским ДОТ Ink6 и Ink7 на Приморском шоссе.


Местность для танков была крайне неблагоприятной: справа от шоссе шла крутая песчаная гряда, поросшая сосновым лесом. Слева от шоссе тоже практически сразу начинался лес. Обочины были заминированы мощными фугасами, сделанными из морских мин. Эти мины времен Первой мировой войны в большом количестве прибивались к побережью и были пущены в дело предприимчивыми финскими саперами.


Западнее шоссе у моста на южном берегу ручья находился небольшой дачный участок с садом и огородом. Дачный дом уже был сожжен отступающими финнами.


Перед финскими ДОТ и траншеями протекал ручей Ахвеноя (Окуневый), берега которого финны эскарпировали. Таким образом, глубина этого полу-природного, полурукотворного противотанкового рва увеличилась до трех метров, ширина — до пяти. Мост через ручей был заминирован. Берега ручья были опутаны колючей проволокой и усеяны минами и фугасами. На северном берегу ручья финны установили надолбы в шесть рядов. В 100 метрах от моста у шоссе в добротном орудийном окопе была установлена 37-мм противотанковая пушка «Бофорс».


На северном берегу ручья находились два финских ДОТ: капонир на два пулемета Ink7 и мощный бронированный ДОТ Ink6 с тремя пулеметами и подземной казармой.


Финскую оборону поддерживал огнем один дивизион полевой артиллерии и восемь 152-мм орудий берегового форта Хумалъоки (Ермилово).


Утром 13 декабря отряд Лазаренко и взвод танков Т-28 перешли в наступление. Интересно, что в финских источниках говорится о шести танках, а не о трех. Танки были вынуждены вытянуться в колонну на шоссе. Когда первый танк был всего в 10 метрах от моста, у финских саперов не выдержали нервы, и мост взлетел на воздух. И в тот же момент по остановившемуся танку открыла огонь противотанковая пушка. Финские противотанкисты выпустили по танку пять снарядов один за другим, и экипаж сразу был выведен из строя. Танк не успел сделать ни единого выстрела и замер перед мостом.


Второй танк попытался пройти левее и также попал под огонь противотанковой пушки. Он тоже был подбит. Третий Т-28 взял еще левее и попытался форсировать ручей в 100 метрах от моста, поехав через дачный участок. Здесь он наехал на финский фугас. Взрыв фугаса привел к детонации боекомплекта в танке. Огромной силы удар разорвал машину. Главная башня танка отлетела от корпуса на 100 метров. Хозяева участка нашли ее на краю своего сада в 1942 году.


Огнем из ДОТ и траншей финская пехота отбила наступление отряда Лазаренко. Сильный огневой бой длился до сумерек, причем финны вызвали огонь артиллерии и сумели подавить советские пулеметы. Уцелевшие советские танкисты сняли с подбитых танков пулеметы и присоединились к бою. Под покровом темноты советские стрелки и танкисты были вынуждены отступить. Поле боя осталось за финнами, которые вообще не понесли потерь.


На поле боя они нашли около 15 погибших красноармейцев, причем многие погибли от подрывов на минах. С двух не сгоревших танков финны сняли пулеметы с боекомплектом, вытащили из боеукладок 46 снарядов для пушек.


Это были первые серьезные потери в 20-й танковой бригаде. Хуже всего было то, что танки остались стоять в зоне огня финнов, буквально в сотне метров от их первой траншеи. Это вызвало серьезную обеспокоенность командования бригады. Вечером того же дня Борзилов радировал в штаб 7-й Армии об оставшихся на поле боя танках, и радиограмма была перехвачена финнами. Между полковником Лазаренко и комбригом Борзиловым последовала переписка о судьбе танков:


Командиру 20 ТБР


13.12.39 во время боя из приданного нам взвода танков, 2 танка были взорваны противником, а один танк подбит остался без команды на территории противника (неразборчиво) к танку, чтобы отбить его от противника за отсутствием артиллерии и танков при наличии только пулеметов ввиду превосходства огня противника не представляется возможным. Прошу Вас выслать мне роту танков с таким расчетом, чтобы можно было бы освободить его от противника и не дать противнику использовать его против наших частей. Прошу дать срочный ответ.

13.12.39 18:45.

Комендант КаУРа полковник Лазаренко.

За военкома ст. политрук Титов.


Ответные сообщения комбрига Борзилова:


Начальнику отряда КаУР.

Примите все /героические/ меры к сохранению оставшегося танка Т—28 в своих руках — противнику не отдать.

В случае невозможности сохранения танка в расположении отряда необходимо танк подорвать дабы не дать возможности взять его противником.

Командир 20 ТБР комбриг Борзилов.

Военкомбриг 20 ТБР полковой комиссар Кулик.

Начштаба 20 ТБР полковник Сенченко.

14.12.39. Хюттиля.


И далее:


Полковнику Лазаренко.

1. Просьбу Вашу в данный момент выполнить не могу.

2. Прошу принять все возможные меры, чтобы пр-к не мог использовать танк

Нужно его прикрыть своим огнем или в крайнем случае взорвать.

Командир 20 ТБР комбриг Борзилов.

Военкомбриг 20 ТБР полковой комиссар Кулик.

14.12.39. Хюттиля.



После боя финские солдаты и офицеры вышли на южный берег ручья, чтобы осмотреть подбитые советские танки, стоявшие в каких-то 100 метрах от их окопов. Из главной башни подбитого Т-28 на шоссе доносились слабые стоны и русская речь. Финский солдат, понимающий по-русски, сказал: «Он просит помощи». Из башни танка достали тяжелораненого младшего командира Бориса Петровича Волка, командира первой башни. Верный присяге, Волк сообщил финнам свое имя, фамилию и отчество, что он родом из Ленинграда. Более ничего финны из него вытянуть не сумели. Младший командир Волк умер от ран в финском госпитале двумя неделями позже.


Там же, около подбитых танков, финны захоронили в братской могиле остальных погибших танкистов.


Вечером 13 декабря 1939 года с берегового форта Хумалъоки прибыл целый грузовик «туристов». Узнав по телефону об отбитой советской атаке, любопытные артиллеристы решили посмотреть на подбитые танки. Они облазили Т-28 на шоссе и обнаружили, что его пушка не повреждена. Артиллеристы сумели демонтировать пушку и увезли ее к себе в форт в качестве сувенира, прихватив к ней около 40 снарядов. Но радость их была недолгой — из Выборга приехала трофейная комиссия II Армейского корпуса и потребовала пушку сдать ей.


Т-28 из взвода Груздева, наехавший на фугас и уничтоженный взрывом.



15 января 1940 года в советской прессе был опубликован первый указ о награждении бойцов и командиров Красной Армии, отличившихся в боях с белофиннами. Среди награжденных высшей наградой страны были и семеро танкистов, участвовавших в бою 13 декабря 1939 года в укрепрайоне Инкиля.


В 1960-е годы на Карельском перешейке начались перезахоронение погибших и установка памятников. История танкистов из погибшего взвода Т-28 получила свое продолжение. Произошла большая путаница. Сотрудники военкомата перепутали финский хутор Кангаспелто на берегу Финского залива с деревней Кангаспелто на Средневыборгском шоссе. В результате имена Героев Советского Союза Волка, Лобастева и Груздева высечены на памятнике на берегу озера Глубокое, в 50 километрах от места их гибели.


В начале декабря, за несколько дней до рокового боя Василий Груздев говорил своему другу младшему лейтенанту Чернышеву:


— Многому нас с вами, товарищ командир взвода, научит это утро. Вождение, тактика, огневое дело — все тут. Приедем домой, будет чем гордиться!..


Увы, вернуться домой лейтенанту Груздеву было не суждено, а место его захоронения остается на момент написания этой книги неизвестным.



Память


На фото часть памятника в Аллее Героев в Ереване.



Имя Карапета Симоняна указано стрелкой. Фамилии приводятся по годам присуждения звания и далее - в алфавитнном порядке внутри года. Но Карапет Симонян был первым, кто из армян стал Героем Советского Союза.


Тремя строками ниже имя первого из армян в ВОВ, получившего звание Героя Советского Союза - Лазарь Сергеевич Чапчахов. Карапет был первым, получившим до начала ВОВ.


Строкой выше - имя выдающегося военачальника, родившегося в селе Мадаткенд Арцаха (Нагорного Карабаха), до конца жизни работавшего на высоком посту в Михайловской артиллерийской академии в Ленинграде - генерал-полковника артиллерии (1958), Героя Советского Союза (1940) Михаила Артемьевича Парсегова (1899-1964). Он также участвовал в Советско-финской войне, был назначен начальником артиллерии 7-й армии под командованием командарма 2-го ранга К.А. Мерецкова. А до того воевал в 1917 году на Кавказском фронте против турецких захватчиков.



Сохранение памяти важно во всех формах: и в виде памятнников, и в книгах, в Интернете. Важно и посещение исторических памятных мест. Потому предлагаем участвовать 21 января в первом от армянской общины посещении места боя у села Лужки Выборгского района, за которое Карапету Симоняну и его боевых друзьям были вручены Звёзды Героя Советского Союза.


Предательство памяти тоже есть в разных формах: в виде демагогии, отговорок типа "моя хата с краю", аргументов бесконечной занятости и т.д.


Кто предаёт память и прошлое, у тех нет и не может быть будущего.


Василий Тёркин, солдат именно той, советско-финской войны, в поэме Александра Твардовского говорил:

"Кто прячет прошлое ревниво,

Тот вряд ли с будущим в ладу…"


Скоро эти слова услышим и в новом художественном фильме режиссёра Карена Геворкяна (Санкт-Петербург), но об этом в отдельном материале на этом сайте АНКА.




bottom of page