• СПБ РОО АНКА "АНЦ-АРМЕНИЯ

Посвящение Мастеру композитору Н.С. Симонян

В 2018 году во втором номере газеты "Аватамк" (Веруем) Армянской Апостольской церкви Санкт-Петербурга вышла статья Нины Мелик-Давтян о композиторе Н.С. Симонян.


Отмечая 100-летие Надежды Семёновны, публикуем снова эту статью внизу.

Другие публикации о композиторе:

- Фрагменты рукописи Н.С. Симонян

- Ленинградская Консерватория в 1941-44 годах (из "Воспоминаний Н.С. Симонян).


 

Нина Мелик-Давтян, кандидат искусствоведения

(газета "Аватамк", №2, 2018)


Надежда Семеновна Симонян (1922-1997) – музыкант счастливой судьбы. Ее мелодии на слуху у десятков тысяч любителей советских кинофильмов, они намного пережили автора и легко узнаются, едва начиная звучать. Некоторые до такой степени известны, что об их авторстве люди порой даже не задумываются. Не это ли мечта любого композитора?!. Более двадцати лет Надежда Семеновна работала на киностудии «Ленфильм», сотрудничала с известными режиссёрами – И. Хейфицем, Г. Казанским, И. Усовым, Г. Ароновым... «Дама с собачкой», «Приключения принца Флоризеля», «Старик Хоттабыч», «Салют, Мария!» «Снежная королева», «Двенадцать месяцев» – Н. Симонян создала музыку к этим и многим другим фильмам, ставшим классикой советского кино.

«Огромное спасибо за ту радость, которую Надежда Семеновна дарила нам своими произведениями!» – читаем на веб-форуме восторженные отклики наших современников. «Не устаю восхищаться музыкой этого удивительного композитора! Действительно, фильмы заканчиваются, а ее музыка еще долго звучит в душе!» «Обожаю с детства эту немного "нестандартную" и волшебную музыку, которая идеально подходит к русским сказкам, хотя есть немного и армянского в гармонии этих очаровывающих звуков». «С тех пор, когда видел в титрах – "композитор Надежда Симонян" – вселялась уверенность, что музыка будет простой, лиричной, но очень точной по интонации. Так и оказывалось». «С детства запоминающиеся, любимые мелодии. Удивительно тонкое чувство русского характера, русской души. Точное попадание в сюжеты фильмов – это высокий профессионализм. Всегда будет восхищать и радовать большой талант Надежды Семеновны. Очень хочется узнать о ее жизни и творчестве».


Надежда Семёновна Симонян


Любимой сферой работы композитора была музыка, связанная со зрительными образами: она озвучивала цирковые, эстрадные представления и театральные постановки (36 спектаклей). Количество и популярность фильмов с музыкой Н. Симонян так велико (более 50), что люди часто связывают ее имя исключительно с киноработами. Но это не так! Она творила в разных жанрах. Ею созданы четыре балеты, кантата, симфоническая поэма, концерт для скрипки с оркестром, два фортепианных концерта, фортепианная миниатюра.

Несмотря на значительную роль композитора в советской музыкальной культуре, до сегодняшнего дня ни одной развернутой статьи о Надежде Семеновне написано не было. Между тем, ее жизненный и творческий путь богат, интересен, он насыщен многообразными событиями и заслуживает внимания.

Надежда Семеновна родились в Ростове-на-Дону 26 февраля 1922 года, в семье коммерсанта. Родители с раннего детства обучали Надежду музыке, как и ее старшего брата Кирилла. В доме стоял рояль, на котором Надежда увлеченно музицировала чуть ли не с пятилетнего возраста. Она всегда много импровизировала и сочиняла, предпочитая традиционной проработке авторского текста подбор по слуху и фантазийное изложение музыкального материала. Кирилл также неплохо играл на фортепиано и брал уроки игры на скрипке.

О начале профессиональных музыкальных занятий Надежды, к сожалению, не известно. Скорее всего, ее alma mater была ростовская музыкальная школа им. М.М. Ипполитова-Иванова: в семейном архиве сохранился пригласительный билет от учебного заведения, которое в 1970 году праздновало 50-летний юбилей; администрация хотела видеть Надежду Семеновну, к тому времени уже известного ленинградского композитора, на торжестве среди почетных гостей.

Надежда и Кирилл рано остались без родителей. Окончив школу, Кирилл поступил на химический факультет Ростовского университета, откуда через год перевелся в Медицинский институт, где успешно продолжил образование. Очень способный и умный, Кирилл давал частные уроки, на доходы от которых ребята и жили. Трудности закаляли волю и укрепляли характер. Надежда с детства мечтала о музыкальной карьере. В 1941 году она уехала в Ленинград и поступила в музыкальное училище при консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова. Больше в Ростов-на-Дону она не возвращалась.

Казалось бы, мечты сбылись, цели достигнуты, но через девять дней после поступления грянула война. Кирилл с ускоренным выпуском окончил Медицинский институт и ушел военным хирургом на фронт. Надежда провела войну в Ташкенте, куда студентов ленинградской консерватории и музыкального училища, а также учеников музыкальной школы для одаренных детей отправили в эвакуацию. Впоследствии она вспоминала: «Под занятия нам отвели большой здание – Клуб Швейников. При помощи фанеры, где было возможно, быстро соорудили дополнительные классы, и круглосуточная работа пошла: с 10 до 24 часов педагоги занимались со студентами, с 24 до 6 утра студенты (в основном пианисты) занимались сами. С 6 утра и до 10 занимались дети – учащиеся школы-десятилетки. Под общежитие нам отвели Дом Ученых. Зрительный зал Дома Ученых стал огромной комнатой, в которой стояло 58 кроватей. Сцена от зала была отделена опять же куском фанеры – [образовалась] еще одна комната».

По пути в Ташкент Н. Симонян познакомилась с пианистом, ректором ленинградской консерватории Павлом Алексеевичем Серебряковым. Она много общалась с ним в годы эвакуации, отмечая: «Его доброе отношение ко мне вылилось впоследствии в большую дружбу». Серебряков стал для нее объектом огромного уважения и восхищения: «Грандиозная личность. Бесконечно добрый, скромный человек, отличнейший музыкант и прекрасный пианист с яркой индивидуальностью. Заботливый педагог, всю свою жизнь без остатка он отдавал служению музыке, консерватории. Масштаб его дарования таков, что имя П.А. Серебрякова должно быть занесено на мраморную доску, что висит при входе в малый зал им. А. К. Глазунова».

В ташкентской эвакуации оказался заведующий кафедрой композиции, профессор М.О. Штейнберг (зять Н.А. Римского-Корсакова). Он много времени посвящал преподавательской работе, увлекался идеей развития национальной музыки Узбекистана и Армении. Штейнберг обратил внимание на талантливую и трудолюбивую Надежду Симонян, оказав большое влияние на ее профессиональное становление. Штейнберга отличали яркость оркестрового письма, острое чувство гармонического колорита, стремление к изяществу мелодического рисунка. Эти особенности впоследствии стали характерными чертами композиторского почерка Надежды Семеновны.

Первые два месяца пребывания в Ташкенте консерваторцы занимались сельскохозяйственными работами: «До начала занятий мы поехали убирать хлопок – дело трудное, незнакомое. Но кому-то надо было работать, и мы работали. Консерватории выделили клочок земли. На ней мы сажали сахарную свеклу. Это было подспорьем в нашем скудном рационе. Нам выделили транспорт, мощь которого выражалась в одной ослиной силе. Еще в нашем хозяйстве завелось, так сказать, «стадо», состоящее из одной козы… Она давала молоко. Коза была собственностью музыкальной школы. Вот так мы жили, работали, учились».

Позднее педагоги и студенты развернули большую концертную работу: в госпиталях, на областных площадках, в концертном зале консерватории. Ими были поставлены оперы «Иоланта», «Пиковая дама» Чайковского, «Боярыня Вера Шелога» Римского-Корсакова. Весной 1942 года Серебряков невероятными усилиями собрал симфонический оркестр. В мае из Куйбышева доставили партитуру Симфонии № 7 («Ленинградской») Шостаковича. Ее исполнение 22 июня 1942 года в зале Ташкентского оперного театра стало огромным событием в культурной жизни города.

Через полгода после снятия блокады, в начале осени 1944 года, студенты вернулись в Ленинград. Они собственными руками восстанавливали здание консерватории, сильно пострадавшее от бомбардировок и артиллерийских обстрелов. «Мы с энтузиазмом взялись за работу. Белили, красили, штукатурили, очень спешили», – вспоминала Надежда Семеновна. Жили там же – в консерваторских классах, и всем это казалось естественным: надо восстанавливать страну! Конечно, не обходилось без забавных приключений! Н. Симонян рассказывала: «Однажды я махнула рукой на все, и села за рояль. Ну, думаю, П. А. (Павла Алексеевича) нет, он далеко. Сижу, играю – поднимаю глаза – стоит П.А. Он прилетел проследить, чтобы все было готово к приезду консерваторцев. … К моему изумлению он не ругал меня, а улыбаясь, сказал: «Я не знаю, какой из Вас получился маляр…» И далее последовал комплимент по поводу моей игры на рояле».

Новый учебный год начался 20 октября 1944 года. Надежда училась сразу на двух факультетах – фортепианном и композиторском. Однако уже после первого курса стало понятным, что из-за больших нагрузок совмещать факультеты невозможно. Встал вопрос выбора будущей специальности, и Надежда решила стать композитором.

Она была остроумной, легкой на подъем и без труда становилась душой любого общества. Ее двоюродный брат Рубен, живший с родителями в Ленинграде, вспоминал, что нередко к ним в гости влетала шумная компания консерваторцев во главе с Надеждой. Они кидались к роялю «Бехштейн», стоявшему в одной из комнат, пели, играли. В консерваторских стенах Надежда познакомилась с будущим мужем – Юрием Прокофьевым, вскоре они поженились, став верными спутниками и помощниками друг другу на всю оставшуюся жизнь.



С мужем Юрием Прокофьевым

После смерти М.О. Штейнберга в 1946 году, Н. Симонян перешла в класс композитора и оперного певца О.С. Чишко, автора одной из первых советских опер «Броненосец Потемкин». Под его руководством в 1950 году она окончила композиторский факультет.

Уже в студенческие годы Надежда много сочиняла. Она писала музыку для детских утренников, цирковых постановок, драматических спектаклей. Первым ее крупным сочинением стала Соната для скрипки и фортепиано (1949 г.). Брат Кирилл нередко создавал литературную основу для опусов сестры. Он – автор текста кантаты «Озеро Севан» в семи частях для баритона, сопрано, хора и симфонического оркестра – выпускной работы Надежды. Сочиняя кантату, она, без сомнений, хорошо изучила музыкальную культуру Армении: в произведении явственно проступают черты самобытного интонационного языка, ощущается взаимосвязь с острой ритмикой, мелодикой, характерной для армянской музыкальной традиции. 2 июня 1950 г. два номера из кантаты были исполнены на смотре творчества ленинградских композиторов в Академической Капелле.

К моменту окончания консерватории Надежда Семеновна заявила о себе как о перспективном молодом композиторе и уже в 1950 году была принята в ленинградское отделение Союза Композиторов.

С 1950 по 1953 г. Н. Симонян обучалась в аспирантуре Ленинградской консерватории под руководством В.В. Пушкова, мастера киномузыки. Приверженность музыке для кино Надежда Семеновна пронесла через всю творческую жизнь. Известно, что при создании киномузыки она долго ее «обдумывала», а потом не тратила время на клавирное изложение мелодий, а сразу писала оркестровую партитуру. Этот слуховой навык позволял ей работать быстро и продуктивно.

Большую роль в творческой биографии Надежды Симонян сыграл Павел Серебряков. Музыкант вел активную концертную деятельность и нередко включал в программы выступлений сочинения молодых ленинградских композиторов. Именно Серебряков познакомил советских и зарубежных слушателей с произведениями Гольца, Уствольской, Глуха, Червинского, Майзеля. Помимо концертной деятельности, он очень любил педагогическую работу и много времени проводил с учениками. При создании Первого концерта для фортепиано с оркестром молодая Н. Симонян вспоминала: «Мне хотелось сделать для П. А. что-то хорошее, и я решила написать концерт для фортепиано и оркестра и посвятить П.А. П.А. включил концерт в свою программу, играл у нас в стране и за рубежом». Серебряков стал первым и самым преданным исполнителем этого сочинения.


Посвящение Павлу Серебрякову

Впервые Серебряков сыграл концерт 30 ноября 1953 г. в Большом зале Ленинградской Филармонии. В течение нескольких лет он неоднократно с успехом повторял сочинение в Ленинграде и других городах СССР – в Москве, Днепропетровске, Запорожье, а также за рубежом – в Бразилии, Германии и Японии.


Н.С. Симонян и П.А. Серебряков (профессор, ректор Ленинградской консерватории)

10 февраля 1959 года в Ленинграде, на юбилейном вечере, посвященном 50-летию со Дня Рождения и 30-летию творческой деятельности, Серебряков исполнил два концерта для фортепиано с оркестром: П.И. Чайковского и Н.С. Симонян.

В 1963 г. Первый концерт был опубликован издательством «Советский композитор». Писатель-музыковед С. Хентова охарактеризовала сочинение как редкий для своего времени успех в жанре фортепианного концерта, связанный с «творческим усвоением рахманиновского пианизма». Концерт отличает яркая образность, богатство гармонического решения. Музыкальный язык сочинения основывается на интонациях и ритмах армянской народной песни. Смелое сочетание различных пианистических приемов выдает талантливого композитора и искусную пианистку.



В программы отечественных и зарубежных выступлений Серебряков включал также фортепианные миниатюры Надежды Семеновны: Прелюдию, Колыбельную, «Два фантастических танца». Об истории создания последних композитор рассказывала: «Однажды в консерватории П.А. подошел ко мне и попросил написать для него 2 небольшие пьесы для фортепиано, он собирался с концертом в Москву. Я пообещала и тянула до тех пор, пока П.А. не поймал меня – и не сказал с укоризненной улыбкой: «Надя, через 3 дня у меня в Москве концерт». Мне стало стыдно. На следующий день я принесла ему «2 Фантастических танца» в черновиках (материал у меня был). А потом мне из Москвы позвонил брат, он был на этом концерте, и рассказал, что П. А. играл мои танцы очень удачно. Меня поразило только одно – когда П.А. их выучил?».

Безусловно, в творчестве Н. Симонян не могли не отразиться переживания военных лет. Написанный в 1968 г. Второй концерт для фортепиано с оркестром посвящен героической обороне блокадного Ленинграда. Автор назвала его концертом-поэмой. В музыке явственно проступает стремление Надежды Семеновны к театрализации инструментального жанра. Концерт наполнен яркими контрастными темами-образами, партия оркестра решена рельефно и красочно: уже во вступлении сценически зримо, выпукло звучит соло трубы, введены колокольные звоны. Композитор включила в концерт пронзительно-проникновенную траурную элегию, рожденную памятью о жертвах войны, о подвиге ленинградцев. Словесное описание образов, запечатленных в музыке, находим в воспоминаниях Надежды Семеновны о возвращении из эвакуации: «Подъезжая к Ленинграду, мы увидели лес мертвых деревьев, кроны которых были срезаны артснарядами – и так до самого Ленинграда. Мы приехали в 11 вечера. Нас ждал грузовик, погрузившись в машину, мы покатили прямо на Невский. Невский был величественным, но мне показалось, что город онемел от горя. Безмолвие, казалось, что дома уже не откроют своих окон и дверей… Притихшие, мы добрались до консерватории».



Второй концерт был впервые исполнен П. Серебряковым 23 апреля 1973 года в Большом зале ленинградской Филармонии. В 1976 году клавир Второго концерта для фортепиано с оркестром увидел свет.

Важную роль в композиторском наследии Н. Симонян играют театральные жанры. Два ее балета были поставлены в ведущих музыкальных театрах Ленинграда. Первый, «Жемчужина», появился в 1964 году, и уже летом 1965 года увидел сцену Кировского (Мариинского) театра. В еженедельной программе ленинградских театров на июнь 1965 года, в разделе «Скоро премьера», читаем: «В балетной труппе Театра оперы и балета имени С. М. Кирова горячая пора. Завершается работа над новым балетом композитора Н.С. Симонян. «Жемчужина» – так будет называться этот спектакль, который создан композитором и либреттистами В. Соколовым и К. Боярским по широко известной новелле американского писателя Джона Стейнбека. Ставит спектакль балетмейстер К Боярский, музыкальный руководитель – В. Федотов, художник – Э. Стенберг. Ведущие партии готовят: заслуженный артист РСФСР Ю. Соловьев и О. Соколов – Кино, заслуженная артистка РСФСР Федичева и Н. Большакова – Хуана, народная артистка РСФСР А. Осипенко и Н. Макарова – Жемчужина. Новый спектакль предполагается показать ленинградским зрителям 15 июня».

Критики называли музыку балета «образной и мелодичной, интересно оркестрованной, с четкой системой лейтмотивов и развитием музыкальной драматургии». Действие происходит в Нижней Калифорнии – и композитор использовала мелодии и ритмы танцев народов Латинской Америки и Африки, что придало музыке особый колорит. Н. Симонян ввела в балет яркие лейтмотивные характеристики: семьи, мечты, зла, жемчужины. Их красочное и многообразное оркестровое развитие легло в основу драматургии балета. Она включила в оркестровую партитуру один из первых электромузыкальных инструментов в СССР – эмиритон. Название инструмента образовано из начальных букв слов «электрический музыкальный инструмент», фамилий конструкторов – А.В. Римского-Корсакова, А.А. Иванова и слова «тон». Лейттема Жемчужины, благодаря эмиритону, выделялась поэтичностью, она «мерцала» многими красками, являясь тембральной изюминкой балета! В газете «За советское искусство» писали: «Выступавшие дали положительную оценку музыке балета. … Ленинградский зритель проявил большой интерес к новой работе театра, оказав теплый прием участникам спектакля».



«Жемчужина» стала единственным премьерным спектаклем Кировского театра в сезоне 1964/1965. Балет впервые был показан накануне поездки труппы в Москву. Во Дворце Съездов, наряду с балетами «Лебединое озеро», «Золушка», «Спартак», «Медный всадник», московские зрители увидели «Жемчужину» Н. Симонян.

Несмотря на талантливую работу композитора, хореографическая сторона спектакля вызывала много вопросов, и вскоре балет был снят с репертуара.

Сценическая судьба второго балета Н. Симонян – «Старик Хоттабыч» по повести Лагина оказалась более счастливой. Он был написан Надеждой Семеновной по мотивам музыкальных набросков к одноименному фильму, созданному в 1956 году. Спектакль поставили в 1970 году, в ленинградском Малом театре оперы и балета.


Рассчитанный на детскую аудиторию, балет был построен по принципу калейдоскопичности, неожиданных поворотов сюжета, он отличался частыми сменами темпо-ритма, переходами в танце от классики к характерности, от лирических сцен – к бытовым и юмористическим. «Раздался оглушительный взрыв, и из бутылки осторожненько вылез…бородатый старичок. Он чихнул, потер свои колени – ревматизм, должно быть, и вдруг закружился в каком-то восточном танце под затейливые звуки кларнетов, флейт и струнных», – так описывается начало спектакля в рецензии журнала «Театральная жизнь». Критики единодушно отмечали, что достичь желаемых целей постановщикам помогла «легко запоминающаяся, полная бурлящей энергии музыка композитора Н. Симонян». Они подчеркивали великолепное решение партии оркестра, создававшего яркие, зримые музыкальные образы, необходимые в театральной постановке для детей. Если ватага пионеров у Н. Симонян характеризовалась музыкой, приближенной к детским маршам и спортивным мелодиям, то образ плантатора и надсмотрщиков живописался джазовой импровизацией: «Композитор прибегает здесь к иронии – слышны какие-то квакающие звуки, которые издают то саксофон, то засурдиненная труба». И у детей, и у взрослых возникало ощущение от спектакля, как от праздника! Музыка была настолько яркая, запоминающаяся и разнообразная, что в 1989 году вышел клавир балета.

Надежда Семеновна находилась в центре музыкально-культурной жизни Ленинграда 1950-1980-х годов. Она трудилась с великим Товстоноговым, Казанским, Шадханом и многими другими. «Мне доставляет огромную радость работать с таким серьезным, вдумчивым художником, как И.Е. Хейфиц, – отмечала она. – Каждая такая встреча… неизменно обогащает меня, учит взыскательности и принципиальности в искусстве».

Дом Надежды Семеновны отличался радушием и гостеприимством, в нем всегда собиралось много творческих людей – актеров, режиссеров, композиторов, либреттистов, пианистов – всех тех, с кем Н. Симонян дружила, общалась и сотрудничала. К ней нередко заглядывал председатель ленинградского отделения Союза Композиторов СССР В. Соловьев-Седой, ведущий актер БДТ Е. Копелян, чета А. Колкер и М. Пахоменко, дирижер Кировского театра – В. Федотов, искусствовед И. Гликман. Часто заходил коллега И. Шварц. Одним из самых любимых и уважаемых гостей был, конечно, П.А. Серебряков, сохранивший доверительные, теплые отношения с семьей Н. Симонян до конца своих дней.


Как и многие одаренные люди, Надежда Семеновна была талантлива не только в музыке. Стены квартиры были увешаны расписанными ею тарелками и подносами с самыми разнообразными цветами – астрами, пионами, розами. Некоторые она дарила родственникам и друзьям. Цветами Н. Симонян украшала также двери и стены дачи, куда нередко приглашала знакомых и коллег. «Если дожди не затопят совсем, то приедем к Вам в августе на пару часов. В прошлом году было мало грибов, но много удовольствия. В этом году, кажется, будет много грибов. И само собой – удовольствие. Ваш И. Хейфиц. 7.8.1965», – читаем в письме кинорежиссера Надежде Семеновне.

В 1985 году телевидение показало фильм-балет «Принц и нищий» по одноименному произведению М. Твена, созданный на музыку Н. Симонян. «Спектакль «Принц и нищий», премьера которого прошла недавно по Ленинградскому телевидению, смотрела с огромным интересом», – отзывалась о сочинении н. а. РСФСР Алла Осипенко.

Последний балет «Мария Стюарт» (по сюжету Шиллера) Надежда Семеновна закончила в возрасте 75 лет. Композитор не могла не творить и писала его не по заказу, а, как говорится, по велению души. В театре этот балет поставлен не был. После ухода из жизни композитора ее муж Ю.Г. Прокофьев сделал на основе балета одноименную оркестровую сюиту. Хочется верить, что «Мария Стюарт» Н. Симонян, созданная ею на пике творческой зрелости, в обозримом будущем все же будет исполнена!

Творчество Надежды Семеновны оставило глубокий след в скрижалях ленинградской культуры. Смелый музыкант-экспериментатор, она работала во многих жанрах – театральных, инструментальных, вокально-хоровых. Ее композиторский почерк отличает стремление к красочной звукописи, выражающейся в нестандартных тембральных, гармонических и мелодических решениях сочинений. Надежда Семеновна обращалась к русскому, армянскому, скандинавскому, латиноамериканскому, африканскому и др. фольклору, создавая неповторимые запоминающиеся объемные, харАктерные, музыкальные образы. Ее музыка к театральным спектаклям и фильмам рельефно обрисовывала героев и ситуации, помогала режиссерам раскрыть основную мысль сочинений, дополнить ее музыкальными средствами.

Фортепианные произведения Н. Симонян были известны в СССР и за рубежом: в Германии, Бразилии, Японии, Австралии и Новой Зеландии, в Югославии. Оба фортепианных концерта, клавир балета «Старик Хоттабыч», несколько детских вокально-хоровых сочинений были опубликованы. Мелодии к кинофильмам до сих пор любимы зрителями.

Отрадно, что интерес к музыкальному наследию Надежды Семеновны проявляется и сегодня! 26 февраля 2018 года радио «Петербург» (5 канал) выпустило передачу «Армянская жемчужина», посвященную жизни и творчеству композитора и приуроченную к дню ее рождения. 28 февраля в Москве, в Концертном зале имени П.И. Чайковского, состоялся концерт «В преддверии весны. Посвящается женщинам – композиторам, чьи имена стали знаковыми в искусстве кинематографа». Российский государственный симфонический оркестр кинематографии (дирижёр – С. Скрипка) и Государственная академическая хоровая капелла России имени А. Юрлова исполнили музыку к кинофильмам, написанную Н. Симонян, С. Губайдуллиной, А. Пахмутовой и др. Хочется верить, что симфонические и инструментальные сочинения Надежды Семеновны тоже вернуться в концертный репертуар. Они, несомненно, этого достойны!

“Аватамк”, 2018, №2